суббота, 19 апреля 2014 г.

Астрономия — Фото 2014 — I


пятница, 18 апреля 2014 г.

Carlos Bueno — Mature Optimization

Ещё одна книга книга, прочитанная пару месяцев назад, рассказывающая об оптимизации приложений реального времени. Написана одним из членов команды по оптимизации в Facebook.

Из неё хотелось бы процитировать некоторые вещи.

Сложные проблемы и простые решения

For every difficult problem there is a soliution which is simple, obvious, and wrong.

У каждой сложной проблемы есть простое и очевидное решение… но оно неправильное.

Если не контролировать, то это наблюдается постоянно, когда для оптимизации сложных систем начинаются умопостроения на никаком объеме данных. Такие действия представляют собой случайные блуждания с слабопредсказуемым результатом. Противоположным подходом является понимание того, как работает система; упрощение на этапах проектирования для последующего понимания; создание аккуратных систем диагностики.

Простой и целевой мониторинг

It’s a common mistake to overload your dashboard with too much information. The fanciest hospital monitor can describe something as complex and important as a living being with less than ten metrics. "While the human is operating normally, the heart rate graph should never change drastically, go below 60, or above 100." You can do the same with a computer system. A dashboard is for monitoring, not diagnosis. It’s only job is to tell you that something is wrong, and give a rough clue about where to look next.

Это общая ошибка перегружать ваш мониторинг большим количеством информации. Самый модный монитор в больнице может описать такую сложную и важную систему [как человек] с использованием менее чем 10-тью параметров. "Когда человек в порядке, то его сердечный пульс никогда быстро не изменяется, не уменьшается менее 60 и не увеличивается более 100." Вы можете сделать то же самое с компьютерной системой. Панель мониторинга, а не система, ставящая диагноз. Её задача - говорить что что-то пошло не так, и дать грубое направление того, на что смотреть в дальнейшем.

Так получается, что в системы мониторинга разработчики помещают все что попало (авось пригодится и мало не бывает). Такой же процесс наблюдается со стороны заказчиков - дайте нам графиков побольше [и чтобы мы в них потом утонули]. Поэтому мониторинг строится исходя из задач реального времени, а логи и длительная история — для отложенного разбора.


четверг, 17 апреля 2014 г.

Леви-Брюль — Первобытное мышление

Пару месяцев назад прочитал одноименную книгу в качестве лежащей на полке в очереди общего развития.

Книга посвящена обобщению накопленного опыта исследователей, которые изучали тогда ещё оставшиеся (более сотни лет назад) первобытные племена, которых не затронул локомотив цивилизации. По моему впечатлению, она очень помогает понять, что мы фактически никогда не сможем более-менее понять мышление первобытных людей, но вместе с этим, открывает некоторые особенности их мышления.

В отношении понимания понравился пример, как интерпретируется убийство девочек в Индии. Изначально исследователи предполагали, что девочки для индусов являются обузой и поэтому нужны мальчики для прокормления семьи, и даже сейчас превалирует эта точка зрения. Но при разборе и плотном изучении (жизнь внутри племен в течение многих лет) оказывается, что согласно верованиям в популяции племени всегда сохраняется определенный предел количества душ (тут — женских). Поэтому если женщина рожает девочку, то это есть попытка исчерпать лимит, и таким образом рождение девочки подталкивает к смерти матери, и, соответственно чтобы обезопасить матерей, проще избавиться от девочек.

В настоящее время многие религиозные апологеты аппелируют утверждением, что во всех обществах всегда были представления о «душе». Леви-Брюль же приводит ряд примеров, которые выпадают из этого. Например есть племени, у которых мистический и физический мир слиты воедино, человек воспринимается как есть целиком, но души как отдельного понятия нет вообще. Другой пример — когда первобытные люди считают, что у человека несколько душ, каждая из которых отвечает за что-то и покидает или возвращается в тело при определенных обстоятельствах. Кроме того, Леви-Брюль говорит о полном отсутствии теологизма или творца, — природа это множество разных взаимосвязанных единиц.

Одна из интересных особенностей — это отражение мышления в языке. У первобытных людей нет обобщающих понятий, у них все конкретное. Так, они не могут сказать «дай мне палку» — нужно обязательно указать какую палку (артикль, чья, эта, вон та) и пр.. Аналогично по этим причинам есть много падежей. Что интересно, с развитием мышления меняется и язык, поэтому отваливаются артикли и падежи.

Мышление первобытных людей хоть как-то понять очень сложно, и для его описания Леви-Брюль используется понятие «пра-логического» мышления (в нем нет логики, только ассоциации). Некоторые проявления этого мышления:

  • Постоянный поиск ассоциаций — если черепаха снесла яйца на берегу, чего никогда не было, и при этом приехали миссионеры, чего тоже никогда не было, то черепаху нужно привести к миссионеру.
  • Нет грани между живыми и мертвыми. Можно жениться на мертвых женщинах, с мертвыми делаются все те же обряды.
  • Все что ассоциируется с человеком, связывается с ним. Поэтому нужно охранять тень, можно сделать чучело человека и тыкать в него иголками, после смерти все личные вещи положить в могилу,
  • Есть один мир — мистический, а не физический плюс мир сверхестественных сил. Сны равны реальности, хоть они мистические. Поэтому уважают провидцев, ясновидящих и сумасшедших.
  • Отсутствие противоречий — множество противоречивых вещей живут в одной сознании (коллектива или индивида).

После прочтения — очень много похожего с нынешними мистиками, религией, гаданием, … Кроме того, даже многда наблюдаются способы мышления. Хотя от наблюдения в настоящем того, что процитировано ниже (бесконечное повторение для получения несвязанного с этим результата), становиться иногда не по себе…

Кэтлин подробно описал «танец бизона», «исполнявшийся с целью заставить бизонов появиться... Приблизительно 5 или 15 манданов сразу принимают участие в пляске. У каждого из них на голове шкура, снятая с головы бизона (или изображающая ее маска) с рогами. В руке туземец держит лук или копье, оружие, которым он обычно пользуется в охоте на бизонов... Танец продолжается без перерыва до тех пор, пока не появляются бизоны: иногда танец затягивается на две или три недели, не прекращаясь ни на минуту. Пляска изображает охоту, во время которой ловят и убивают бизона... Когда один из туземцев устает, он дает об этом знать другим, наклоняясь телом вперед и делая вид, что он падает; тогда другой туземец выпускает в него из лука стрелу с притупленным кончиком. Первый падает как бизон, присутствующие вытаскивают его из круга за пятки, размахивая над ним ножами и жестами изображая обдирание и свежевание бизона. Затем его отпускают, а место в кругу занимает сейчас же другой, который, наряженный в маску бизона, также вступает в танец... Так продолжается до тех пор, пока не появляются бизоны».


среда, 9 апреля 2014 г.

Смерть начальникам!

В настоящее время для организации больших компаний в массовом сознании имеется одна форма — пирамида с жесткой иерархией. У любого рядового сотрудника имеется начальник, над которым имеется ещё кто-то и так далее, до CEO, президента, премьер-министра с советом или чего-то ещё.

В последние несколько месяцев при общении с несколькими людьми управленческой должности столкнулся с тем, что о альтернативной пирамиде организации либо ничего не знают, либо всячески отрицают (например «любая организация при увеличении своего размера должна превращаться в пирамиду, так как невозможно управлять, хаос, не стимула развитию и тому подобное»). И слышится треск разрыва шаблона, особенно когда в дело идут факты.

Альтернативной пирамиде организацией является flat (плоская) структура, в которой нет никаких иерархий и любого подчинения. Сообщения о ней начал регулярно наблюдать в англоязычном сегменте Интернета где-то пару лет назад, и только сейчас обнаружил сообщение на русском (хотя оно вроде было давно), но оно дало толчок этому посту.

Flat-флагманами с данной организацией являются Valve , Atlassian и Github. Сложно спорить с компаниями в сотни человек, выпустившими на рынок такие продукты как Half-Life, Steam, Counter-Strike, JIRA, Confluence и GitHub, имеющими в наличии сотни сотрудников и существующих на рынке почти 20 лет.

Иерархии хорошо для повторящихся и четко известных действий, например в армии или на производстве, где редко что изменяется. Но если требуется постоянная перестройка, то необходимо подхватывать новшества и непрерывно совершенствоваться, то в таких случаях может оказаться более эффективной другой тип организации, например flat (хотя даже для армии начинается некоторый уход от жесткости пирамиды).

Для движения в эту сторону в ряде компаний сотрудникам позволяется выделать какой-то процент своего времени на свои проекты (например в Google это 20%). Но как другой пример это Valve, где этот показатель составляет 100%, и такая организация для привычных иерархий может видится контринтуитивной. Здесь никто не может заставить работать над каким-то проектом — вы сами себе задаете вопросы над чем хотите работать и приступаете — присоединяетесь к какому-либо проекту или стартуете свой. При этом постоянно имеются сильные проекты, в которые требуются новые люди, и поиск новых людей внутри компании всегда ведется — в случае отсутствия сильных людей или недостатка ресурсов работать всегда есть над чем.

Ощущение того, как работают такие компании и почему они организованы именно так, хорошо передается в руководстве для новичков Valve. Здесь менеджеры полностью отсутствуют как класс. Имеются лиды (lead) проектов, как ответственные за целостность проекта, но это не люди с ролью руководителя.

Интересно, но Valve не боится и не питает отвращения к организационным структурам. Но при этом она считает, что если структуры существуют слишком долго, то они начинают работать на их сохранение, а не на полезность дела. Поэтому в компании идет постоянная реорганизация.

Valve очень долгое время была flat, и её организация такова практически с самого начала. Однако сейчас имеются фирмы, которые провели процесс конвертации из пирамиды в flat. Например компания Treehouse (60 сотрудников) летом 2013-го года превратилась в flat, и есть описание причин и подробностей этого процесса, как в конечном счете компания начала работать.

Следующий пример — компания Crisp, 35 человек, и описание того, как осуществляются решения в их flat-структуре.

И ещё одно сообщение о впечатлении после года работы в Github.