вторник, 6 декабря 2011 г.

Понятия в переводах

Интересным моментом является перевод понятий из одной системы понятий в другую. Например, из понятий одного описанного робота в понятия другого. Или перевод с русского на английский. Или перевод из блок-схемы в C++. Или перевод понимания термина одного человека в понимание другого.

Во всех описанных случаях мы имеем два множества вариантов описания (множества понятий), и нужно из терминов одних понятий перевести в термины других понятий, при этом желательно с минимумом потерь.

Перевод из одного контекста в другой

Понятия в разных языках не совпадают. Какие-то практически не совпадают, и их сложно переводить, а какие-то более-менее точно совпадают, и их переводить легче. Например при переводе с англ-рус можно практически 1 к 1 переводить такие слова, как понедельник, 40, юг, … То есть, при переводе они идут без каких-либо искажений (например). Но в большинстве случаев это не так.

Если взять например интуитивный параметр расстояния до чего-либо, то на русском и английском понятия можно расположить так:

Особенность в том, что если взять одно расстояние, то оно может быть описано как одним, так и другим понятием. А в разных языках (или, в разных множествах понятий) одно и то же расстояние может быть охарактеризовано по-разному.

При переводе с использованием таких понятий мы обязательно что-то теряем и искажаем контекст. О таком явлении и сложности перевода часто говорят переводчики, характеризуя это явлением «перевод в другую культуру».

Зависимость от контекста

Как оказывается, данная зависимость полностью формируется той самой тренировкой понятий, которую провел у себя человек (или какая-либо другая сущность, типа робота). Например анекдот:

— А в каком направлении мы идем?

— Думаю что на юг.

— Почему ты так решил?

— Становится все жарче!

Если тренировка прошла в южном полушарии, или на экваторе, то понятие «юг» не похоже на «жарко». И такому человеку понять будет сложнее.

И зависимость от контекста и тренировки походу распространяется на очень многое. Язык выступает в качестве некоторого стандарта, но все равно у каждого человека свое понимание каждого из понятий.

Обучение и тренировка

Во время взаимодействия и обмена информацией люди используют понятия. В случае конфликтных непониманий точки по понятиям уточняются, и, обучаясь, понятия у взаимодействующих шлифуются. Исходя из этого можно сделать несколько выводов.

Контексты характерны не только для «официальных языков» или диалектов. Они формируются естественным образом у групп взаимодействующих людей. У народа, у семьи, у команды, … Чем более изолированное взаимодействие (профессиональное, территориальное, временное, …), тем больше шансов на возникновение внутреннего диалекта.

Для обучения важно взаимодействие. Или наличие другого контекста. Обучение 1 к 1 в виде словарного заучивания (up это вверх, собака это dog) дает некоторую степень соответствия понятий, но оно все равно нуждается в шлифовке (hot-dog это не горячая собака, а time is up не время вверху).

Поэтому для изучения другого контекста понятий надо брать носителя оригинала и тренироваться на его примерах. Тренировки системами повторения основаны на свойствах человеческой памяти, приводя железобетонное запоминание множества соответствий 1 к 1. Но для более точного усваивания контекста нужна тренировка взаимодействием.

Прибавляя факт того, что наш мозг лучше обучается при эмоциональном подкреплении, то схема становится другая: важно не только системно повторять и хотеть, важно также помнить картинку и делать это эмоционально, закрепляя обратную связь. Именно так запоминают дети — некоторые слова они слышат только один раз, и очень точно их усваивают. Но им конечно проще, так как количества синапсов больше, и процесс их отбора ещё до конца не доведен. Хотя не удивлюсь, если в ближайшем будущем появятся технологии по повторному увеличению их числа для переобучения себя.