понедельник, 4 ноября 2013 г.

Капеллан дьявола

Речь идет об одноименной книге, которую прочитал некоторое время назад.

Книга представляет собой сборником статей Докинза, которые никаким образом не попадали в другие издания. В связи с этим в каждой из них тематика разная и рассматривается под своеобразным фокусом.

Чтобы не писать обо всем или не о чем, здесь три темы, которые показались мне интересными.

Рецепт и чертеж

Имеется два различных типа для создания или развития — рецепт и чертеж.

Если мы имеем чертеж, например для автомобиля, то мы можем детально сказать что из себя представляет эта сущность, разобрать её до винтиков, понять почему она такая, а не другая. Мы можем имея сам автомобиль по большому счету, его скопировать и сделать точно такой же.

Если же мы имеем например торт, то не зная его рецепта, воспроизвести ещё один такой же торт мы не можем. Нам обязательно нужен рецепт приготовления, и не зная ингридиентов и способа готовки, угадать или изобрести рецепт чрезвычайно сложно.

Точные науки (там где больше математики) — занимаются чертежами. Они могут очень досконально описать процессы и воспроизвести их (экспериментально или вывести вездедействующий закон). Неточные науки (социология, психология, экономика, зачастую биология и медицина, …) занимаются рецептами и тортами. Их законы скорее работают чем не работают (т.е. чаще работают, но не всегда), а если человек имеет торт (кого-то вылечил, заработал денег, уладил психологическую проблему, …), то далеко не всегда он имеет рецепт или может объяснить, как он этот торт получил. Т.е. имеет потенциал повторить с большей вероятностью чем в среднем по больнице, но собрать универсальное решение или обучить кого-то этому же — уже затруднительно.

Отдельно думаю стоит отметить, что процесс формализации в науке — это, по большей части, процесс превращения рецептов в чертежи.

Пару своих примеров для иллюстрации.

Естественный интеллект является тортом, а искусственный — чертежом. Мы знаем приблизительно как получается естественный, что из такой-то цепочки ДНК после длительного взаимодействия с окружающей средой возникает естественный интеллект. Однако из-за сложности и длительности этого процесса уровня понимания чертежа у нас нет.

Если мы написали программу, то в подавляющем числе случаев мы можем посмотреть что получилось на выходе (торт), но воспроизвести цепочку решений, приводящих к результату (чертеж) — не в состоянии (если не этом специально не фокусироваться). Более того, каждый торт, в зависимости от времени и человека, получается разным.

Адвокат беспристрастной истины

В этой теме мне прежде всего понравилась формулировка роли. Смысл самой идеи можно было увидеть в разных вариантах и у Платона, и у Гегеля.

Идея, сформулированная у книге, заключается в необходимости защиты истины в судебном порядке. Например, чтобы была возможность подать в суд на книгу, в которой умышленно распространяется ложь о Вселенной.

Сейчас в суд можно подать в случае, если нанесен ущерб конкретному человеку. Например, кто-то распространяет гомеопатические средства (которые альтернативная медицина), обещает при этом много всего, однако действие средства не доказано. В суд можно подать только от к конкретного человека по его обстоятельствам. Но в общем случае распространение ложной информации и исполнить проверку по принуждению — такое уже сделать сложно.

Таким образом, распространение под грифом «фантастика» может происходить какой-угодно информации, однако научные формулировки и описательные свойства продуктов должны нести за собой определенную долю ответственности.

Разрывы в мышлении

Человеческое мышление зачастую дискретно. Мы привыкли классифицировать объекты по определенным категориям, между которыми существуют жесткие границы. Однако на свете есть много вещей, имеющих непрерывный переход из сущности А в сущность B.

О таком типе мышления пару раз писал ранее в других контекстах, но в книге мне понравились две иллюстрации.

Есть такое понятие — «кольцевые виды». В Британии обитают два вида: серебристые чайки и клуши. Внешне они различаются легко (по разному окрашены), и при этом это два вида — они не спариваются в Британии друг с другом. Однако, если двигаться по ареалу их обитания вокруг Северного полюса, (через Европу, Сибирь и Америку), то мы заметим, что серебристые чайки медленно изменяются и превращаются в клуш. На каждом участке они могут спариваться друг с другом, но на концах кольца — уже нет. В Британии нам удобно различать по категориям чаек и клуш, но по факту эти два вида кольцевые, и параллельно с чайками и клушами существуют все переходные формы из одних в другие.

Основываясь на этом примере, мы можем получить следующую иллюстрацию. Если взять современного человека, и сравнить его с кроманьонецем 40 тыс. лет назад, то отличия между ними незначительны (мы можем друг с другом легко спариваться). Если пойти дальше, то можно получить так, что предок человека, живший 200 тыс. лет назад (назовем его X), ещё не ушел от нас настолько далеко, чтобы потерять возможность к спариванию. Однако может получиться так, что мы уже не можем спариваться с предком человека, жившего 400 тыс. лет назад (назовем его Y) из-за того, что различия слишком велики. Особенность всего этого в том, что генетическое расстояние между X и Y меньше, чем между нами и Y, поэтому X и Y могут спариваться. Таким образом, мы и X один вид, X и Y один вид, но мы и Y уже не один вид, и это отличие подобно различиям между клушами и чайками, только с той разницей, что межвидовые формы чаек и клуш ещё не вымерли.

С точки зрения непрерывных понятий можно назвать и другие примеры. Например в настоящее время есть куча переходных форм между планетами и звездами, а также между планетами и астероидами-кометами. То же самое между галактиками, скоплениями и звездными системами. Т.о. такие непрерывные понятия есть очень много где.