четверг, 10 ноября 2011 г.

Психология — Животные II

Продолжение темы обзор новостей по поведению животных.

Слоны способны «осмысленно» сотрудничать друг с другом

Слоны способны координировать действия, помогая друг другу, понимая, что они делают. Т.е. они не просто координируют действия, но и создают и понимают их логику. Решая проблему в незнакомой ситуации, у слонов получилось координироваться быстрее других животных (например шимпанзе).

Самосознание макак

У макак выявлена способность осознавать собственный мыслительный процесс. Макаки, так же как и мы, способны осознать, что в каком-то случае они могут совершить ошибку, а следовательно они осознают сам факт своего мышления.

Волчий взгляд: Нетипичный навык

До некоторых пор считалось, что умение «следовать за взглядом» является прерогативой исключительно людей, способных понимать наличие мышления у других людей. Однако недавно барьер был сломан: она была показана у обезьян, воронов, даже у коз и черепах. Сегодня мы знаем, что такая способность довольно широко распространена в животном мире.

Проверили ту же их способность смотреть в направлении взгляда человека, но при том условии, что человек смотрит на точку за невысокой стеной, заграждающей обзор животному. В возрасте четырех месяцев только четверо из девятерых волков успешно освоили эту способность, зато к шестимесячному возрасту ее освоили уже все. До сих пор такой сложный навык давался лишь животным, известным своими интеллектуальными способностями – высшим обезьянам и врановым.

Способны ли куры к сочувствию?

Обнаружена эмпатия кур по отношению к своим цыплятам. Если цыпленку угрожает опасность, то у курицы изменяются не только поведение (что известно), но и физиологические параметры организма (пульс, температура глаз). При этом курица не просто понимает, что происходит с цыпленком, но она и переживает за него.

Мыши чувствуют чужую боль

Способность к сопереживанию (эмпатии), ранее считавшаяся свойственной только человеку, есть и у животных. Оказалось, что зрелище чужих страданий повышает чувствительность мышей к собственным болевым ощущениям. Однако этот эффект проявляется лишь в том случае, если «страдающая» мышь перед этим жила вместе с подопытной не менее двух недель. К боли, испытываемой незнакомцами, мыши равнодушны.

Голуби узнают лица подобно людям

Голуби, как и люди, легко находят одно и то же лицо, хотя и в разных эмоциональных состояниях. Но затрудняются в определении одной и той же эмоции на разных лицах.

Психологи из Университета Айовы (США) экспериментально проверяли способность птиц узнавать лица и эмоции. Голубям показывали фотографии разных людей либо одного человека, но с разным эмоциональным выражением (улыбающегося, нахмуренного и т. п.). Поглядев на изображение, птицы были в состоянии найти такого же человека с таким же выражением лица среди других фотографий.

После этого голубям усложнили задачу: теперь им нужно было отыскать сходство только по одному измерению — по чертам лица или по его выражению. Другими словами, птицам показывали улыбающегося человека, и им следовало узнать его же, но с иным (к примеру, хмурым) лицом. И наоборот: при проверке способности к распознаванию эмоций голубям нужно было найти по показанной улыбке другую улыбку, но уже у нового человека.

Птицы легко справлялись с первой задачей — найти такое же лицо, и затруднялись со второй — отыскать такую же эмоцию.

Соль исследования в следующем: точно такая же асимметрия в распознавании описывалась уже много раз, но у людей. Это считалось уникальным свойством человеческого мозга и восприятия. В настоящей работе, как говорит один из исследователей Фабиан Сото, впервые показано, что такой же механизм восприятия есть и у других позвоночных. Для того и были выбраны голуби: они обладают совершенным зрением и при этом не являются нашими эволюционными родственниками. И речь, заметим, идёт вовсе не о том, что человек и голуби видят одинаково или что у нас нет специального «видения». Главный вывод в том, что способность людей к тонкой «обработке изображений» возникла не на пустом месте, а опиралась на некую надстройку, которую можно наблюдать, к примеру, у птиц.

По словам исследователей, психологи традиционно считают все феномены восприятия у человека уникальными, не задаваясь вопросом о том, как они произошли. Однако многие теории не помешало бы подтверждать экспериментально. Сравнительный анализ сильно помог бы в рассуждениях о происхождении и развитии того или иного «специфически человеческого» воспринимающего механизма. Те же голуби не имеют системы распознавания лиц, но приобретают такую способность после специальных тренировок. Самый простой интерпретацией такого сходства между нами и голубями будет предположение о базовой распознавательной функции, свойственной обоим биологическим видам.

«Я действую — значит, существую», или Откуда берётся осознание себя у шимпанзе

Долгое время считалось, что смотреть на себя со стороны — исключительно человеческая способность. Потом выяснилось, что некоторые животные способны узнавать себя в зеркале и на изображениях; такими «умницами» оказались дельфины, слоны и, конечно, обезьяны. И, хотя эксперименты с зеркалами и фотографиями демонстрировали наличие представления о самих себе, оставалось неясным, как именно животные получают информацию о том, что они — это они?

Шимпанзе подвергли нескольких шимпанзе тесту, который был разработан для наблюдения за развитием шизофрении у человека. При шизофрении больной часто чувствует, что не может контролировать свои действия, так как «им управляет кто-то другой».

Эксперименты ясно свидетельствуют о том, что люди и приматы разделяют некие базовые когнитивные процессы, лежащие в основе высшей нервной деятельности.

Обезьяны могут делать выводы из собственных ошибок

Способность планировать своё поведение на основе предыдущего опыта до сих пор считалась привилегией человека. Исследователи из Йельского университета показали, что сожалеть о неправильных поступках и делать из этого выводы могут также обезьяны.

Умственные способности волков сильно переоценены

Учёные создали виртуальную модель охотящейся волчьей стаи: пять виртуальных хищников гнались за добычей. Каждому волку были прописаны два простых правила. Первое: двигаться к добыче, пока расстояние до неё не сократится до какого-то минимального предела. И второе: когда условленное расстояние между волком и жертвой будет достигнуто, хищник должен отбежать от других членов стаи, которые тоже приблизились к добыче. Как только оба правила вступили в силу, виртуальная стая начала вести себя как реальная. Когда волки настигали добычу, вступал в действие второй пункт, и они начинали её окружать. Если добыча сворачивала вправо или влево, один из волков тоже делал рывок в сторону, чтобы сохранить расстояние между собой и своими товарищами. В результате получалось так, что свернувшая жертва попадала как бы в засаду, хотя никакой засады в смысле целенаправленного гона жертвы до условной точки со стороны хищников не было.

Описанные правила могут быть использованы в различных интеллектуальных системах. Где-нибудь в Google AI Challenge, GameDevelopment'e. Ant Colony Systems или подобных.

Математический язык муравьев пластичен

Муравьи умеют считать в пределах первых десятков. Также им доступны простейшие арифметические действия — сложение и вычитание. Муравьи не только знакомы с началами арифметики, но для передачи счетной информации способны изобрести новые коды, удобные для конкретных случаев. Результаты показывают, что муравьиный язык — это не застывший конгломерат инстинктивных сигналов; он изменяется в соответствии с текущими задачами, подобно другим эффективным средствам общения в группах.

Известно, что для часто используемых понятий (будь то математика или что-то другое), человек изобретает удобное короткое наименование, особый символ. Муравьи, как выяснилось, делают то же самое — придумывают слова и вводят новые понятия.

Оказывается, в решении некоторых головоломок попугаи умнее людей:

Попугай справляется с задачей много эффективнее смельчаков, принявших вызов попугая, а один из соревнующихся пареньков, который, видимо, умнее других соперников, даже пытается подсмотреть у попугая способ решения головоломки: если попугая не победить, так хоть задачку решить.

Человек по многим категориям разумности проигрывает тем или иным животным. Крысы, медведи и сойки обладают замечательными способностями к ориентированию и запоминанию объектов на местности, в этом человеку с ними не тягаться. Так что крысиный IQ включал бы пробежки по лабиринтам, где испытуемый человек запутался бы в первых двух коридорах, а крысы бы легко добежали до конца. Сойки-экспериментаторы заставляли бы участников своих экспериментов вспоминать, где спрятаны сотни кладов, и изумлялись бы глупости людей, припомнивших местоположение всего лишь десятка.

Как выяснилось, животные могут также без труда складывать и вычитать маленькие числа (1 + 1, 2 + 1, 3 – 1), обезьяны (макаки резусы, капуцины) оперируют числами до 6, примерно так же считают попугаи; голуби могут правильно решить пример на вычитание 12 – 6. Способность к таким простейшим числовым манипуляциям, видимо, придана животным и человеку с рождения. Так, экспериментально доказано, что пятимесячные малыши могут решать задачки 1 + 1 и 2 – 1, и эта способность развивается у них раньше речевых навыков.